Институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей

О любви читать переводы несуществующих текстов

Джордж Буш с сыном Джорджем говорят о геополитике

До этого года мне было известно по крайней мере о трех текстах которые дошли до нас в переводе но никогда не существовали в оригинале.
Как мы знаем русское дворянство 19 века не умело писать по-русски, поэтому признание в любви Татьяна Ларина делала на французском. А вот потенциальный читатель Александра Сергеевича французским свободно не владел, поэтому любовное послание известное как «Письмо Татьяны к Онегину» (1823—1831) мы читаем уже в переводе.
Знаменитые Протоколы сионских мудрецов (1902) так же не удастся прочесть на языке оригинала по весьма прозаичной причине – авторы протоколов ивритом не владели, поэтому сочиняли Протоколы для удобства уже на русском. Да и знаменитый План Даллеса (1993) хоть и был заявлен как перевод выполненный с английского, на английском так и не вышел. Разве что фрагменты для википедии перевели.
И вот новый переведенный текст. То же с английского – «Интервью с уходящим президентом Джорджем Бушем в декабре 1992 года». Творение датировано Гуглом декабрем года 2013. Авторы тоже не заморачивались сочинением английского оригинала. Потенциальная аудитория все равно языков не знает. И многие ведь поверят.

— Господин Президент, Вы считаете, что потеря Украины — благо для русских, но вот бывший Советник по национальной Безопасности…

— Вы про Бжезинского? Деревенский дурачок Джимми в политике не мог отличить яблока от коровьей лепешки и поэтому слушал идиотов и клоунов. Я добровольно ушел с поста Директора ЦРУ, чтобы имя мое к этому балагану не имело потом отношения. Бжезинский писал, что без Украины Россия никогда не станет Империей. Так оно и было в те времена. Но это правило 20-го века, а мы будем жить в 21-ом.

Знаете, зачем русским была нужна Украина? Затем, что там прирост населения выше, чем в самой России. Русским в прошлых войнах нужны были украинцы, чтобы было кого бросать с гранатами под немецкие танки. И — только. Но как только у них появилось ядерное оружие и ракеты, смысл содержания такого количества голодных ртов — стал отрицательным. Русским проще повысить уровень жизни своего русского населения, и чтобы украинцы на них работали так же, как у нас и на нас работают мексиканцы. Все равно воевать с винтовкою и гранатами в современной войне — не придется. А стало быть, становится не нужна им военная присяга украинцев…

Вот такое было замечательное интервью в декабре 1992 года. Ладно, вот еще кусочек:

— …именно развал Советского Союза — есть мое самое главное поражение. Боюсь, что это — внешнеполитическая Катастрофа, размера которой мы еще не поняли.

— Не могли бы Вы развить свою мысль? Ведь Вы сами приложили столько сил для Победы над СССР?

— Да, приложил, но для Победы, а не для нашего Поражения. Советский Союз имел очень важную Роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу страну, но мог нанести нам ущерб — неприемлемый. И мы опасались его, как опасаются дикого волка, или медведя. Мы приучали себя следить за запорами в нашем доме, мы следили за своей формой. Однако… Сейчас, когда Союза не стало, мы — американцы — стали забывать об опасности.

Наши люди жиреют и жируют и это — признаки нашего Поражения. Ведь существование Союза нам всем было выгодно, а нынешняя ситуация — множит политические риски с неопределенностями и на мой взгляд — прямой путь к катастрофе. Я имею в виду, что я сделал все, чтобы Союз так и остался большим голодным и немощным. Я кормил его из моей руки и к моей ласке приучивал. В нашей казне не было денег и я оказывал Союзу гуманитарную помощь из моих личных средств.

— Вы хотите сказать, что вся эта гуманитарная помощь русским, все эти окорочка…

— Это все было из моих личных средств. Русским нужны были деньги и я как мог — их поддерживал. Им нужна была еда, и я приказал кормить их из моих личных средств. Были люди которые со мной вошли в долю, но мы не потратили на это — ни цента из федеральной казны. Ни Цента!

— Тогда я не понимаю — зачем вы это делали?

— Затем что — «Друг в нужде — Друг навсегда» (Friend in Need is — Friend indeed). Вы плохо понимаете то, что случилось. Россия не побеждена, напротив — она очень усилилась и нам нужно чтобы она была Нашим Другом — именно поэтому я бесплатно кормил всех этих русских. А те, кто меня победили — хотят только грабить. Русские того не забудут и когда-нибудь пришлют нам ответный счет.

— Я не понимаю — почему Вы уверены, что Россия усилилась. Ведь она же была только что побеждена…

— Россия и Союз — как Матрешки. Они были вложены друг в друга. В реальности мы соревновались с Россией, но была она в виде Союза, то есть на ногах у нее были огромные Гири. Сейчас эти Гири при распаде Союза убраны, Россия преодолеет свои нынешние проблемы и станет гораздо более злой и могучей, и хорошо запомнит всех, кто ее нынче обидел. И я хотел бы быть таким же Другом Росссии, каким я был Врагом для Советов.

Ставить надо на самую лучшую лошадь. Вы хотите узнать, какие у нее были Гири? Это есть в цифрах — в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты — Сельское хозяйство и Социальная помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов — в ближайшие годы она станет более сильной и опасной, чем СССР.

— Я не понимаю, — почему Россия сможет урезать свои расходы на Социальную помощь и Сельское Хозяйство?

— Это все в цифрах. Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина — русские закрывают «черную дыру» в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в Союзный бюджет — прекращает дотировать свои многодетные мусульманские республики. А дальше — арифметика, — Украина, Средняя Азия и Закавказье оказываются с бюджетными дефицитами и погружаются в пучину отчаянья, Россия оказывается с бюджетными профицитами и ее казна оказывается больше и мощнее советской. А потом она с триумфом вернется и нам всё припомнит, а у нашей экономики уже граничное состояние — нулевой прибыли. Соперник мой Клинтон — обещает «стимулировать экономику», это означает то, что мы влезем в долги, а у нас экономика в состоянии, когда мы больше не можем позволить себе заимствований. Это значит, что бюджет будет у нас отрицательным и со временем мы, как страна, станем наги и босы, а русские богаты и могущественны.

И ради Дружбы с сильными и могущественными — мои бесплатные окорочка в миг, когда им нечего кушать — принесут огромные дивиденды. А принесли бы еще большие, если бы я мог удержать от грабежа стаю наших вечно голодных гиен и шакалов… Ах, если бы удалось удержать Союз от распада, если бы он привык к нашей доброй руке и стал со временем ручным, как комнатная собачка…

Но уже ничего нельзя сделать. Все эти шакалы сами решают свою Судьбу — я знаю русских, они ничего не простят, ничего не забудут….

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (Пока нет оценок)
Загрузка...