Інститут повільного і болісного з'ясування напрочуд очевидних речей

В критической ситуации ты не поднимешься на уровень своих ожиданий

Американский военным приписывают такую блестящую фразу: “Боец, помни! В критической ситуации ты не поднимешься на уровень своих ожиданий, а упадешь на уровень своей подготовки!”. И она есть самая несомненная истина.
Автоматизация, роботизация, информатизация и прочий НТП, в частности, заняты тем, что увеличивают разрыв между требуемыми знаниями, усилиями и навыками в “нормальных” и “нештатных” режимах.
В результате средний водитель в обычных условиях прикрыт все большим количеством АБС, АБВГД, ЁКЛМН и прочей антипробуксовкой, но если, Боже упаси, он вылетит на голый лед на скорости более 30 км/ч то, упав на уровень своей подготовки, он просто в принципе не имеет навыков на этот случай.
В результате средний пилот обложен со всех сторон ватой flight envelope, и, как показывает практика, сразу теряется в ситуации, когда что-то идет не так.
И в море тоже все очень автоматизировано, GPS, AIS, спутниковая связь, метео, САРС, все вот это. А суда продолжают сталкиваться и тонуть.
Теоретически, в области служения стихиям, не терпящего суеты, до сих пор действует правило “уметь руками”. Пилот должен безопасно сажать доверенный ему борт на ручном управлении, с помощью авиагоризонта, датчика приборной скорости, высотомера и иногда индикатора угла атаки, но это уже опция. Штурман океанского класса должен уметь проложить курс, пользуясь только бумажными картами, хронометром и, представьте, секстаном, а так же читать метеокарты, которые выглядят как детская каляка-маляка. Даже минимально подготовленный яхтенный капитан прибрежного плавания должен, получив молнию в мачту, достать карты, компас-пеленгатор, линейку, взять свое место по ориентирам и проложить безопасный курс.
Одна из проблем как раз в размывании принципа, с которого я начал. В любой опасной для жизни деятельности действует простое правило: ты всю жизнь готовишься к ЖОПЕ. Изучаешь ее. Всеми возможными способами избегаешь ее наступления. Имитируешь ее. Просчитываешь ее. Постоянно думаешь о ней. Всю жизнь занят подготовкой к ней только для того, чтобы, упав на уровень своей подготовки, затащить ситуацию на инстинктах и вколоченных в подкорку навыках. Вот ЭТО основная задача и суть всей работы. Но!
НТП делают Жопу все менее вероятным явлением. В силу этого данный принцип все больше забывается. Раз за разом человек оказывается не готов. А результат, который мы наблюдаем – есть баланс двух встречных течений: НТП делает Жопу все менее вероятной, но он же создает иллюзию безопасности, размывает принцип “непрерывной готовности” и увеличивает вероятность того, что Жопа, примерно равная обычным регулярным условиям работы человека 30..40 лет назад развивается в полноценную катастрофу сегодня.
Я далек от того, чтобы ныть по поводу “пилоты больше не пилоты”, отнюдь. Это объективный тренд и он про эффективность труда и снижение стоимости перевозок. Просто мы должны понимать что происходит. И почему.
Хотя бы потому, что в критической ситуации ты не поднимешься на уровень своих ожиданий, а упадешь на уровень своей подготовки )))

(с) Alexey Pavlyuts

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Вавилон

Когда строители Вавилонской Башни перестали понимать друг друга, строительство продолжалось. Никто не мог (и, разумеется, не хотел) брать на себя ответственность за прекращение работ по столь важному проекту. Трудности, понятно, возникли, и достаточно серьезные. О переводчиках, например, не могло быть и речи. На то, чтобы сформировалась сама концепция перевода, необходимо время. Не было, во всяком случае, сначала ни словарей, ни даже такого понятия, как словарь. Наихудшие, с производственной точки зрения, проблемы были связаны с отсутствием общепринятых обозначений для чисел. Пытались объясняться жестами, рисовали картинки. Это давало возможность худо-бедно продолжать строительство. К сожалению, исходные планы и чертежи стали непонятны, но опытные инженеры и мастера за долгие годы смогли многое запомнить и продолжали давать более-менее разумные указания рабочим, которые, в свою очередь, воспринимали эти указания более-менее правильно. Каждый конкретный участок кирпичной кладки был, в результате, более-менее ровным (или, по крайней мере, казался таковым). Разумеется, даже небольшие отклонения от проекта, в конце концов, должны были нарушить равновесие конструкции, однако гигантские размеры Башни надолго отсрочили неизбежное. Фактически, успело вырасти целое поколение строителей, которые воспринимали сложившиеся условия как единственно возможные и не очень верили рассказам стариков о прежних временах. Что касается богоборческой цели строительства, о ней и раньше не очень-то задумывались. Большинство, как всегда и везде, работало, чтобы обеспечить себя и своих близких пропитанием и избежать наказаний. Экономика почти наладилась, продукты подвозились исправно, хотя прежнего уровня потребления достичь так и не удалось до самой Катастрофы. Разумеется, не было недостатка в мрачных пророчествах, но каждое такое пророчество могло быть понятным лишь для сравнительно немногих и, отчасти, поэтому не имело никаких серьезных последствий. Когда кладка обрушилась по всей высоте чудовищной конструкции, и осколки кирпичей, перемешанные с фрагментами человеческих тел и обломками строительных механизмов, покрыли всю землю Вавилонскую и сделали ее надолго непригодной для жизни, это оказалось совершенно неожиданным для (немногочисленных, впрочем) уцелевших. К большому сожалению, совсем уж немногие из них смогли связать Катастрофу с давним Смешением языков, что в значительной степени ослабило педагогический эффект всего мероприятия.

(с) Михаил Иосифович Кацнельсон

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

О вреде и бесполезности multitasking’а

Три текста (первый, второй, третий) о вреде и бесполезности multitasking’а, т.е. привычки делать несколько дел одновременно, каждое из которых требует некоторой доли когнитивного контроля.

Например, печатать отчёт по работе, одновременно переписываясь с друзьями в мессенджере и просматривая сеансы в кинотеатре на вечер. Ну или писать пост для канала в телеграме и смотреть фильм про пришельцев (это то, чем я сейчас пытаюсь заниматься) – эти и подобные виды активности, по сути, не только малопродуктивны, но и даже вредны.

Кратко суть в том, что об одновременном выполнении нескольких задач почти никогда речи нет – разум просто очень быстро переключается между задачами, что тратит ресурсы. Ты быстрее устаешь, ещё больше отвлекаешься и, вероятно, сильнее нервничаешь. Как пишет нейроученый Эрл Миллер в третьем тексте, некоторые люди могут сказать, что они то вот точно хороши в мультизадачности – только так и решают сложные проблемы и замечательно себя чувствуют. Но это самообман – как минимум, они тратят больше времени для решения каждой проблемы, чем могли бы, а ещё усиливают привычку реагировать на дистракторы (то, что отвлекает) и усиливают реактивность чувства скуки, которое теперь приходит быстрее и ведёт себя наглее.

По словам Миллера, продуктивнее тренировать привычку не отвлекаться и не переносить внимание с одной задачи на другую. И здесь, как и во многом другом, работает мудрость: важнее уменьшить число дистракторов и любых соблазняющих возможностей на что-то отвлечься, чем просто верить в свою силу воли.
(с) don’t panic!

Оцените материал:
1 vote, average: 5,00 out of 51 vote, average: 5,00 out of 51 vote, average: 5,00 out of 51 vote, average: 5,00 out of 51 vote, average: 5,00 out of 5
5,00 / 1 голосов
Loading...

Галилей и Кеплер

Историю современной науки начинают обычно со связки Галилей – Ньютон. В действительности, для Ньютона куда важнее было сделанное не Галилеем, а Кеплером. “Математические начала натуральной философии” решают, главным образом, одну задачу – вывод законов Кеплера. Две вещи кажутся тут особенно важными.
1. Принято считать, что современная наука основана на эксперименте. До некоторой степени, это можно отнести к Галилею. Но не к Кеплеру. Законы Кеплера основаны на анализе результатов астрономических _наблюдений_. Методологическая разница между экспериментом и наблюдением огромна.
2. Сделанное Кеплером воспринимается как куда менее тривиальное, чем сделанное Галилеем. Достаточно представить себе, о чем идет речь. Наблюдения Тихо Браге (на которых основывался Кеплер), естественно, сообщают нечто о движении Марса, видимом с Земли. Догадаться, что переход от кругов к эллипсам, и только он, позволяет обойтись без эпициклов (причем, только поместив Солнце не в центр, а в фокус эллипса)… Это непостижимо.
Впрочем, второй пункт – возможно, результат аберрации. Сделанное Галилеем “очевидно”, потому что вошло в плоть и кровь современной культуры, это учат в школах, и т.п. Сделанное Кеплером (не “что”, а “как”) было отторгнуто, и именно поэтому выглядит почти непостижимым. Возможно, именно потому, что его подходы (в отличие от подхода Галилея) не были приспособлены для массового тиражирования в чужих головах.
“Идеи [Иоганна Кеплера] знаменуют важный промежуточный этап между прежним магико-символическим и современным количественно-математическим описанием природы. Многое из того, что позднее было критически отделено друг от друга, в те времена еще составляло единое целое, мировоззрение еще не делилось на религиозное и научное. Религиозные высказывания, почти математический символ Троицы, отдельные положения оптики того времени, серьезные достижения в теории зрения, в частности, указание на то, что сетчатка должна быть воспринимающим органом глаза — все это содержится в одной книге «Дополнение к Витело»… Кеплера восхищала старая пифагорейская идея о «музыке сфер», игравшая в его время немалую роль и в алхимии… У Кеплера планеты еще были живыми существами, наделенными индивидуальной душей… И все же отказ от представления об одушевленности материального мира у Кеплера уже начался… Хотя влияние Парацельса и его учеников на идеи Кеплера неоспоримо, все же естественнонаучное мышление Кеплера от магико-символического мышления алхимиков отличается настолько сильно, что известный в свое время алхимик и член ордена розенкрейцеров Флудд (1574—1637) открыл яростную полемику, выступив против основного труда Кеплера «Гармония мира»… Взгляды Флудда станут несколько понятнее, если мы укажем на их связь с общим, происходящим на протяжении всей истории разделением мыслителей на два класса, одни считают существенным количественные отношения между частями, другие, наоборот — качественную неделимость целого… Именно эта целостность составляет содержание идеи об аналогии между микрокосмом и макрокосмом. По-видимому, она отсутствует уже у Кеплера и полностью выпадает из картины мира классического естествознания” (В. Паули, Физические очерки, М.: Наука, 1975, С. 137—175).
“Со смертью Кеплера об его открытиях забывают. Даже мудрый Декарт ничего о них не знает. Галилей не счел нужным прочесть его книги. Только у Ньютона законы Кеплера обретают новую жизнь. Но Ньютона гармония уже не интересовала. У него были Уравнения. Пришли новые времена” (Ю. А. Данилов, Я. А. Смородинский, Иоганн Кеплер: от «Мистерии» до «Гармонии». Успехи Физ. Наук, 1973, Т. 109, С. 17).

20.08.2008 – физик-теоретик, доктор физико-математических наук Михаил Иосифович Кацнельсон

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Эффект ложного согласия

…или почему мы полагаем, что другие думают так же, как мы

Какая музыка нравится вам больше: музыка 80-х или 90-х? Как, по вашему мнению, ответила бы на этот вопрос большая часть населения? Мы склонны все мерить по себе. Если нам нравится музыка 80-х, то скорее всего мы будем думать, что у наших современников аналогичные предпочтения. Мы склонны переоценивать степень соответствия другим людям. Мы уверены, что другие думают и чувствуют так же, как мы, а на людей, которые не согласны с нашим мнением, мы наклеиваем ярлык «ненормальные».

Пример 1: эксперимент, проведенный Ли Россом, показал: студенты, готовые носить на себе рекламный щит, охарактеризовали тех, кто отказался сделать это, как «зажатых» и «не имеющих чувства юмора». «Отказники», в свою очередь, назвали «щитоносцев» идиотами и «людьми, которые всегда стремятся оказаться в центре внимания».

Пример 2: в большинстве случаев деятели искусства рассчитывают на гораздо больший успех, чем тот, что приходит к ним.

Наш мозг был задуман не для того, чтобы познать истину, но для того, чтобы оставить после себя как можно больше детей и внуков. Тот, кто благодаря эффекту ложного согласия вел себя смело и уверенно, производил впечатление, что располагает большими ресурсами, что и повышало вероятность передать свои гены потомству.

Рольф Добелли, из книги «Территория заблуждений»

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Вы все еще верите в существование “реальности”?

Когда физики учатся на физиков, они не проделывают бОльшую часть экспериментов, описанных в учебниках. Они верят авторитету – учебников, преподавателей, Нобелевских лауреатов, и т.п. Потом, постепенно, в процессе работы вырабатывают свое отношение к _части_ этих фактов. Основной массив информации так или иначе принимается на веру. Невозможно заниматься всем. “Физическая реальность” основана на доверии. Фальсификация научных данных поэтому – самое страшное преступление научного работника именно как научного работника. Она подрывает основы. Но есть и некоторые средство контроля: это конгруэнтость получающейся картины мира. Те “факты”, которые явно не стыкуются с основным массивом информации, будут отвергнуты. Хорошо это или плохо, но так вот устроен процесс познания.
В обычной ситуации наша повседневная, житейская картина мира строится похожим образом: что-то мы знаем из личного опыта, бесконечно больше – из книг, рассказов, фильмов, кому-то и чему-то мы верим больше, кому-то меньше… “факты”, не укладывающиеся в нашу картину мира, отторгаются. Естественно, некоторые отвергают такие факты с порога без размышлений, некоторые сначала вертят их так и сяк, иногда находят способ пристроить их неочевидным образом – в результате их картина мира обогащается и расширяется. Способных на такое расширение мы называем “умными”.
Но в критических ситуациях на нас льется поток информации, состоящей из взаимоисключающих утверждений. Более того, в отличие от науки, в общественной жизни можно и должно предполагать, что бОльшая часть фактов злонамеренно искажена в чьих-то интересах. Ценность всей этой информации поэтому нулевая. Она ни во что не складывается. Какие-то “факты” прилепляются к каким-то готовым “мировоззрениям” по принципу химического сродства. Разные факты – к разным мировоззрениям. Остальные игнорируются. _Никого ни в чем нельзя переубедить_. Люди смотрят на фотографию зебры и, с полной убежденностью, один говорит – это животное белое (потому что его мировоззрение не допускает существования черного, он черное поэтому в упор не видит), другой – это животное черное (симметричная ситуация).
“Ум” здесь тоже не помогает, так как поток информации слишком велик, и скорость, с которой добавляются новые “факты”, существенно превышает скорость их обдумывания.
Отличие с наукой лишь в том, что для значительной части людей, поставляющих “факты”, умышленное вранье в порядке вещей. Что делает попытки разобраться в чем бы то ни было заведомо обреченными на неудачу.
И вы все еще верите в существование “реальности”?

14.08.2008 – физик-теоретик, доктор физико-математических наук Михаил Иосифович Кацнельсон

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Ознаки примітивної книги

З мого досвіду, якщо книга про лідерство, бізнес, саморозвиток і має наступні ознаки на обкладинці – не витрачайте свої важко-зароблені гроші, книга буде мілкою, примітивною, неінформативною.
1. В назві книги є цифра.
«7 звичок», «10 кроків», «за 30 днів» і т.п.
Певно найвідомішим прикладом міжнародного бестселера, який, однак, на повірку є просто шумом і набором гарних, але пустих фраз є «7 Звичок Успішних Людей».
Автор взяв інтерв’ю у «успішних» людей і описав їх спільні звички, як от:
«Успішні» люди є проактивними, мають чітку ціль, фокусуються на пріоритетах, думають про інших, встають рано, працюють важко, і булшіт типу того.
Я б ще додав, що майже всі «успішні» люди мають 10 пальців на руках, 10 на ногах, і п’ють часом воду.
Тобто, ці всі «прівички» є ні необхідною, ні тим більше достатньою умовою успіху. Мільйони людей мають ціль, працюють важко, не забувають про інтерес інших, і встають рано, і при тому не добилися «успєха». Моя бабуся знала всі ці сєкрєти успєха. Ваша дитина їх знає. Теж мені, здивував.
Такого роду дослідження мають смисл лише якщо іде порівняння з контрольною вибіркою і тестується причинно-наслідковий зв’язок.
____________________________________________________
2. В назві книги є “Navy SEALs” (морські котики).
Не знаю, чи в Україні є фетишування всяких елітних військових формувань, але в США це просто обсесія.
Тисячі книг, які обіцяють вирішити всі ваші проблеми і показати шлях до успєшного успєха за допомогою принципів, які розробили чи то морські котики, чи то ізраїльські спецслужби, чи то радянське ВДВ.
Нє, деякі книги які саме про військову історію, дуже пізнавальні. Я раджу, приміром, такі прекрасні книги як:
· “The Red Circle: My Life in the Navy SEAL Sniper Corps and How I Trained America’s Deadliest Marksmen”, and
· “SEAL Team Six: Memoirs of an Elite Navy SEAL Sniper”
Але якщо вам обіцяють пояснити, як з допомогою принципів морських котиків ви можете побудувати успішний бізнес чи вирішити ваші сімейні проблеми, то не витрачайте гроші.
Певно найвідомішим бестселером такого типу, який настільки примітивний, що я не зміг закінчити книги з трьох спроб, є “Extreme Ownership: How U.S. Navy SEALs Lead and Win”.
Автори – заслужені ветерани Navy SEAL veterans, і я вдячний їм за їх службу. Але в плані лідерства – вибачте, але їх книга набір гарних, але неінформативних фраз.
Приміром, їх «уроки» включають:
Нема поганих команд, є погані лідери.
Ви не зможете переконати інших, якщо самі в це не вірите.
Тримайте своє его в клітці, поважайте ваших підлеглих.
Пояснюйте задачу простими фразами, бо вас можуть не зрозуміти.
Не бійтеся делегувати.
Ну як діти. Можна подумати, хтось цього не знав. Я розумію, це звучить набагато крутіше, якщо розказано заслуженими морськими котиками і подається як якась секретна інформація з суперсекретних військових методичок. Але кам-он. Ну це ж елементарні, загальні, мілкі фрази.
Ось ще кілька прикладів такого роду книг:
· “Reaching Beyond Boundaries: A Navy SEAL’s Guide to Achieving Everything You’ve Ever Imagined”,
· “Elite: High Performance Lessons and Habits from a Former Navy SEAL”,
· “Taking Point: A Navy SEAL’s 10 Fail Safe Principles for Leading Through Change”,
· “The Navy SEAL Art of War: Leadership Lessons From the World’s Most Elite Fighting Force”, “GUTS: Greatness Under Tremendous Stress – A Navy SEAL’s System for Turning Fear into Accomplishment”,
· “Driven: Understanding and Harnessing the Genetic Gifts Shared by Entrepreneurs, Navy SEALs, Pro Athletes, and Maybe You”
____________________________________________________
3. На обкладинці книги велике фото автора.
Як правило, в якійсь геройській позі. Типу успєшний лідер, чи інвестор, чи сім’янин, чи коуч. Явна ознака дешевої самореклами, а не глибокої, корисної книги.
Деякі з цих книг також мають цифру в назві, або нагадують, що автор – колишній ВДВ-шник чи успєшний КГБ-стський шпіон, що має додати ціни його жизнєним урокам.

(с) Vasyl Taras

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Наконец, сформулировал, чем меня раздражает борьба с лженаукой

Тем, что она исходит из иллюзии (и поддерживает эту иллюзию): лженаука процветает потому, что люди не понимают, что она лже. Им нужно объяснить, и они поймут. И тогда не будут тратить деньги на гравицапы, торсионные поля, сами-знаете-чьи фильтры, и т.п.
В то время как реальная проблема состоит в том, что людям, принимающим решения, и обществу в целом, глубоко похрен, лже эта наука или не лже, а решения о распределении денег и поддержке/неподдержке чего и кого бы то ни было принимаются из соображений, никакого отношения к истинности и ложности тех или иных квазинаучных высказываний не имеющих.
Ну не может быть такого, чтобы в целом правда и ложь оказались полностью заменены соображениями выгоды и удобства, а вот для научных утверждений делалось исключение.

01.08.2011 – физик-теоретик, доктор физико-математических наук Михаил Иосифович Кацнельсон

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Православные продавали православных

29 июля 1792 года Екатерина II восстановила право помещиков продавать крепостных с публичных торгов.
Во Франции провозгласили «Свободу, равенство и братство», а у нас «братьев во Христе» распродавали с публичных торгов.
«Если дворяне решают продать своих крепостных, они их выставляют вместе с жёнами и детьми в общественных местах и каждый из них имеет на лбу ярлык, указывающий цену и их специальность» (Шантро Voyage philosophique).
Как-то не осознается, что Петербург был столицей работорговли!
Существовали настоящие невольничьи рынки, где выставлялись на продажу крепостные. (В пушкинские времена один находился против Владимирской церкви. Другой — рядом с Поцелуевым мостом.)
Рынки для продажи людей имелись также на Лиговском канале, у Кокушкина моста и в Коломне. На Сенной площади существовал специальный «пятачок» для торговли людьми (он назывался «рабий рынок»).
На российских работорговых рынках особенно хорошо шли молодые привлекательные рабыни, которых русские помещики покупали для «постельных утех и развлечений»…
Гарем из крепостных «девок» в дворянской усадьбе XVIII-XIX столетий – это такая же неотъемлемая примета «благородного» быта, как псовая охота или клуб. Дети от крепостных были и у Тургенева, и у Толстого. Дворян не смущало то, что их дети были рабами, подвергались телесным наказаниями, а при случае продавались.
Когда Тургенев рассказал Виардо, что у него есть дочь от крепостной, та пришла в ужас: Твоя дочь — рабыня!? Хотела собирать деньги на выкуп, а наш гуманист-классик успокаивал, мол, не надо, она же наша крепостная.
– Твоя дочь — твоя рабыня? – это очень трудно перевести не столько на иностранный язык, сколько на западное понимание.
Сын Толстого от крестьянки был больше похож на отца, чем законные дети, служил кучером в Ясной поляне.
С. Л. Пушкин, отец поэта, подарил своей крестнице крепостную Пелагею Семенову.
Рабами владела и церковь: православные продавали православных.
«Российская империя — это сто тысяч семей, считающих себя чем-то, и 54 миллиона людей-скотов, которых, как лошадей и быков, продают, дарят, меняют и стегают». (Французский литератор Ж.-Б. Мей, 1829 год).
«При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». (Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ, 2014 год).
(с) Vera Sokolinskaya

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...

Метрология культуры

Один из самых, на мой взгляд, интересных вопросов современной науки – это природа сложного (в этот момент принято закатывать глаза и произносить “синергетика” и “Пригожин”; я согласен, что тексты Пригожина наводят на мысли, только, по слову классика, неизвестно, на какие; а что такое синергетика, прочитавши то и се, просто не понимаю). По Колмогорову, сложность определяется через длину минимального описания. Иными словами, если заданы две последовательности: 110100000101001111111100…. и 10101010… – вторая проще, т.к. может быть описана рецептом “10, повторять”, а в первой закономерности нет или, по крайней мере, она не видна, так что последовательность нужно описывать полностью, как она есть. Структура кристалла, получающаяся повторением небольшой группы атомов, проще структуры стекла. В то же время, это определение не различает “случайную” и “содержательную” сложность (оно, также, не вполне конструктивно, т.к. крайне трудно, или невозможно, доказать, что данное описание является минимальным, и что нет способа сказать то же самое, но короче). Максимальная сложность, если говорить о полном описании, будет, по определению, у случайной последовательности. Это, однако, не соответствует интуитивному пониманию сложности, т.к. полное описание обычно несущественно: пятно на стене останется пятном на стене, если его форма чуть изменится. Как же отличить сложность кляксы от сложности картины Вермеера и сложность случайной цифровой последовательности от сложности “Евгения Онегина”? Возможный ответ – “содержательная” сложность задается через набор эталонных образцов, через сравнение с этим набором. Предельно грубо – так… на Пушкина не похоже, на Державина не похоже, на Некрасова не похоже… значит, это не стихи, а набор слов. Что говорите? Хлебников? ОК, добавляем в набор эталонов, объявляем поэзией, и впредь все, похожее на Хлебникова, тоже будем считать стихами. Договорились?
В этом задача “культурных памятников”, музеев, “классики”. Как физика невозможна без метрологии (а измерение в физике есть, по определению, сравнение с эталоном), искусство, и культура вообще, невозможны без набора образцов, которые объясняют лучше любых формальных определений – это культура, а это нет. Культ классики, культ подлинников, тем самым, не блажь. К эталонам и должно быть крайне бережное отношение – хранить в особых условиях, поддерживать постоянную температуру, и т.п.

17.07.2008 – физик-теоретик, доктор физико-математических наук Михаил Иосифович Кацнельсон

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично
Пока нет оценок
Loading...
1 2 3 4 9