Институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей

Гран Торино / Gran Torino

(2009 год, США, бюджет $33 млн.)

Клинт Иствуд как коньяк, с годами только лучше.
Именно лучше, а не на том же уровне, как например Арни.

Да, я тебе рожу продырявлю и потом пойду домой. И буду спать как ребенок, будь уверен. Мы таких …, как ты, складывали штабелями по 5 футов в Корее, вместо мешков с песком.Мистер Ковальски проводит воспитательную работу с корейским населением квартала

— Не надо тебе так долго ждать между стрижками, жадный сукин сын.
— Я однако удивлен, что ты еще здесь.
— Всегда надеялся, что ты умрешь и они найдут кого-то, кто разбирается в том, что делает, черт возьми. А вместо этого ты все торчишь тут, грязный итальяшка.
— С тебя десять долларов, Уолт.
— Иисусе, десять баксов, Мартин!
— Ты что, наполовину еврей или вроде того? Все время повышаешь цены.
— Последние пять лет было десять баксов, ты упертый польский сукин сын.
— Сдачи не надо.
— Увидимся через три недели, козел.
Диалог Уолта Ковальского и парикмахера

Американский ветеран Корейских войн польского происхождения Уолт Ковальски еще крепенький. В свои 79 (именно столько было Клинту Иствуду на момент съемок) он «тянет соточку в местном» баре и рассказывая анекдоты времен все тех же войн. Он стар, но ядовит. Живет он в «корейском квартале» Детройского пригорода. Корейцы стали подселятся к нему в квартал и когда выселили всех чистокровных янки, то квартал стал корейским. Они до конца фильма так и не смогли понять, почему Ковальски остается жить в квартале.
Жизнь бы шла своим чередом, если бы местная братва не стала засматриваться на Гран Торино – Форд 72-го года выпуска. Это не какой-то коллекционный Форд, а просто красивая, ухоженная машина. Ковальски ездит на пикапе Форд, а Гран Торино держит для подходящего случая.
Вот сосед Уолта по кличке Тао (возможно у корейцев такие имена) решает спионерить Гран Торино. Ковальски конечно против, и не будь он спросоня, у Тао в голове появилась бы аккуратная дырочка от уолтовского ружья.
Так начинается драма с одноименным названием которую продюсировал американский киноактёр и кинорежиссёр Клинт Иствуд.
Ребята решили сделать дубль два, и снова угнать фордик. Но Уолт четко дал понять, что уже выспался и стреляет сразу на поражение. Вот Тао и решил, что пора с соседскими машинами завязывать, а то чего доброго и точно что-то отстрелят. Семья маленького хмонга так обрадовалась, что их отпрыск благодаря уолтовской воспитательной работе решил покончить с домушничеством, что решили подкармливать Ковальского.
А вдобавок отправить юное дарование на исправительные работы к поляку. Конечно ему по дому помощь не нужна, а вот сдать хмонга в субаренду другим соседям он не против.
Пока Тао трудится на благо квартала, Уолт в свою очередь присматривает за старшей сестричкой юного хмонга по имени Су, чтоб ее тоже не обижала всякое хулиганье.
Что Ковальски увидел хорошего в Тао и Су неизвестно. Наверно ничего. Просто решил, что с паренька и его сестрички может быть толк.
Местные бандиты тоже не дремлют: то сигаретку об голову Тао потушат, то из автоматов хмонговский домик расстреляют, а Су изнасилуют. Ковальского предупредительно не трогают. Он ведь и в ответ может головы им отстрелить.
Но они плохо знают Уолта Ковальски. Он считает, что пора научить ребят хорошим манерам. Причем всех скопом. Берет все что по его мнению для этого нужно и отправляется на разборки, которые по его мнению должны стать решающими. Или пан, или пропал:

— Есть огонек?
— Что за фигня?
— Нет?! А у меня… Есть огонек…

Screenshots

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (Пока нет оценок)
Загрузка...