Институт медленного и болезненного выяснения самых что ни на есть очевидных вещей

Владимир Васильев — Сердца и моторы (Горячий старт)

Вначале была повесть «Сердца и моторы» написанная в 1997 году, потом, через несколько лет, Васильев написал продолжение — «Горячий старт». Сегодня они объединены в роман «Горячий старт».

Вначале была повесть «Сердца и моторы» написанная в 1997 году, потом, через несколько лет, Васильев написал продолжение — «Горячий старт». Сегодня они объединены в роман «Горячий старт».

– Наливай, что ли…

– Я больше не буду.
– А я тебе больше и не наливаю. Ни каплей больше – столько же, сколько и в прошлый раз.
Владимир Васильев «Сердца и моторы»

Что такое атмосферная книга? С кино конечно проще. Когда вы смотрите «Бегущий по лезвию» (1982) то сырость физически ощущается в помещении, после просмотра «13-го воина» (1999) зуд в теле напоминает мужчинам о том кто они по своей природе, а для женщин в фильм добавили Антонио Бандероса. С книгой сложнее. Да, пожалуй, Стивен Кинг заставит вас оглядываться на незапертый шкаф, и внимательно одевать тапочки слезая с кровати.
Но, для создания атмосферы некоторым книгам нужен предварительно подготовленный читатель. Например, чтобы ощутить атмосферу «Имени розы», вам надо попробовать прожить в средневековом монастыре неделю, такова фильтрующая функция первых 100 страниц.
Атмосферна ли книга «Сердца и моторы»? Очень, но ощутить это дано не каждому. Вас возмущает необходимость предварительной подготовки? Хорошая книга как вино, им можно наслаждаться без закуски с граненого стакана (бывают и такие ситуации, особенно в молодости). Правильная закуска ставит задачу не только подготовить организм к встрече с прекрасным, но и помочь различить некоторые ноты недоступные неподготовленному сомилье.
Чтобы понять дано ли вам окунуться в этот мир попробуйте посмотреть «Хакеры» (1995). Вам показалось что это утопия и детская сказка? Но если внутри стало теплее, то пожалуй продолжим. Еще не разобрались с ощущениями? Тогда стоит повторить – попробуйте «Джонни-мнемоник» (1995).
После просмотра этих фильмов вы уже знакомы с главными героями Владимира Васильева. Автор не виноват, что его роман экранизировали, до того как он был написан. Это все неважно, если писатель компилирует образы увиденные ранее в что-то стоящее.
Книга о которой пойдет речь пусть не бестселлер, но крепкий, настоящий атмосферный киберпанк.
» Read more

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (2 оценок, 4,50)
Загрузка...

Терри Пратчетт — Цвет волшебства, Безумная звезда / Terry Pratchett — The Colour Of Magic, The Light Fantastic

У всех отзывов про книги Пратчета, какими бы различными они ни были, имеются два общих момента:
а) они пересказывают сюжет;
б) они целиком и полностью ошибочны.

Что такое английская литература? Один писатель спутал специалистам все карты когда родившись в Российской империи и проживая в США он написал на английском книгу, которую издал во Франции чтобы иметь деньги снять номер в швейцарской гостинице. Оставим для филологов вопрос, что такое английская литература. Думаю наследие английских классиков, таких как Дуглас Адамс, Терри Пратчетт и Джереми Кларксон – это лучшая мировая литература. По правде говоря, в отличии от украинской литературы у которой трудно выделить отличительный признак, есть вещи которые свойственны истинным английским авторам – это нелюбовь к Франции и имперский взгляд на мир. И если первое, хоть чем-то оправдано, ведь как заметил один итальянец «франзуцы ленивы, кляузны, злопамятны, завистливы, самонадеянны до убежденности, будто всякий, кто не француз, – дикарь, и не способны выносить замечания». То второе качество хоть и свойственно многим народам начиная с древних латов, позволяет англичанам с юмором описывать недостатки окружающего мира, а англичанкам лежать на кровати с закрытыми глазами и думать об Англии.

Терри Пратчетт - Безумная звезда

Терри Пратчетт — Безумная звезда

Книги серии Плоский мир интересны множеством оригинальных персонажей. Чего только стоит Хрун-Варвар, который, согласно стандартам Пупземелья, считался чуть ли не академиком, поскольку умел думать, не шевеля при этом губами, хотя не мог похвастаться особой сообразительностью, да и воображение у него отсутствовало начисто. Значительную часть своей жизни, он отыскивая золото, демонов или страдающих девственниц и освобождая оных от хозяев, жизни и по меньшей мере от одной из причин их страданий.

А миловидная Херрена–наемница, которая никак (в отличии от простой секретарши) не может наладить отношения с противоположным полом. Ведь мужчины не воспринимают тебя всерьез, пока ты их не убьешь в прямом смысле этого слова, после чего они вообще перестают тебя воспринимать. Но она была слишком высокой, чтобы стать воровкой, честной, чтобы пойти по тропе наемного убийцы, умной, чтобы выйти замуж, и слишком гордой, чтобы избрать единственную оставшуюся общедоступную женскую профессию.

И это мы еще не перешли к главным героям! Хотя пожалуй одного еще стоит упомянуть – это деревянный Сундук, и судя по описаниям автора, он был наполовину чемодан, наполовину маньяк-убийца, его отношение к миру можно начать с определения «кровожадно-злобный» и плясать дальше от него. » Read more

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (3 оценок, 5,00)
Загрузка...

Макс Кидрук — Бот / Макс Кідрук — Бот

М. Кідрук «Бот»

Vanitas vanitatum et omnia vanitas (лат. Суета сует, всё — суета)

Информация из области физики, математики, программирования которая может заинтересовать потенциального читателя (14-20 лет). Опять же… Все таки в обществе у нас кризис воспитания. (Это не снобизм-литература должна вести общество, а не подстраиваться под него. К сожалению, это влияет на рейтинг).
Из отзыва пользователя starko22 о сабже.

В свое время еще Екклесиаст обращал внимание на то, что человечество уже неспособно придумать что-то новое. Все сюжеты еще ненаписанных книг уже использовались ранее. Возникает закономерный вопрос, а будут ли пользоваться новые кинопроизведения спросом, если они не приносят ничего нового? Логика говорит что нет, а практика работы индустрии кино для взрослых говорит о том, что даже самый простой сюжет остается актуален. Итак, очередной автор написал очередную книгу. Возможно, он вынашивал идею долгие годы, и сюжет романа плод его разума. И автор не виноват, что его роман экранизировали, до того как он был задуман, а про главного злодея написали книгу в годы юности его отца. Да что говорить, мир наблюдал финальную битву добра со злом, под Музыку несравненного Эннио Морриконе, еще в те времена когда автора на свете не было. Но это все неважно, если писатель компилирует образы увиденные ранее в что-то стоящее. Хотя возможно, автор не читал фантастику, не смотрел технотриллеры и как Больцано с Вейерштрассом до всего доходил сам.
Итак, третьего дня когда любимая не сомкнув глаз ждет милого с командировки а Украина спокойно спит, группа исследователей на далекой арктической станции снова спасает мир, хотя нет, спасают они его по аналогии с рассказом Джона В. Кэмпбелла-младшего «Кто идёт?», а начиналось все как как у Филипа Дика в пустыне. С той лишь разницей, что у нас бедокурит Четвертая, а не во «Вторая модель». Но чем же разбавить сюжет, если проблема уже не только успешно сформулирована, но уже и решена? Википедия в помощь, в прямом и переносном смысле. Расскажем что такое МРТ и факториал. Пускай просвещаются.
Ну и киноштампов надо добавить, ведь плох тот автор который не мечтает стать сценаристом фильма по своему роману. Классикой киноштампов фильма не испортишь или как там говорил Дюма в «Три мушкетера»: «Бегите, я их задержу». Потом усилим накал фразой произнесенной с акцентом «Let’s get out of here» и а конце эффектное крушение секретной лаборатории – базы злого Гения, герои бегут, чудом избегая завалов, огня и прочего строительного мусора, селективно пожирающего убегающих же противников. Тут же один из героев может пожертвовать собой, загородив собой более важных персонажей или просто погибнуть став живой подпоркой в обрушивающемся проходе. Все, формула найдена. Пускай не бестселлер, но крепкий триллер, хотя если главный герой хакер с ноутбуком, то пусть будет с приставкой «техно». Кто тут, к примеру, в авторы первого технотриллера крайний? Никого?! Так я первый буду!..

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (6 оценок, 3,33)
Загрузка...

Фрэнк Герберт — Дюна / Frank Herbert — Dune

Dune

Dune

…Шекспир не может быть признаваем не только великим, гениальным, но даже самым посредственным сочинителем…
Граф Лев Николаевич Толстой, «О Шекспире и о драме», 1904 г.

Третьего дня взял почитать шеститомник Франклина Герберта «Хроники Дюны». Но после прочтения первой книги решил остановиться. Причин было две. Первая – оказалось, что роман уже читал, а вторая заключалась в том, что сегодня у меня была Википедия, следовательно в отличии от тех времен когда читал роман первый раз, есть возможность посмотреть чем все закончилось.

История Арракиса напоминает Средневековую Европу. Сюжет о мести юного герцога, у которого убили отца и забрали трон банален и наверное восходит к древнескандинавской «Саге о Гамлете», если не ранее.

Итак, третьего дня, на условной планете Арракис идет борьба за органическое удобрение, состоящее из экскрементов — спайс, и в рамках ротации, одна олигархическая группировка (называемая в книге Домом Атрейдесов) под руководством герцога Лето взяла власть в свои руки сменив другую (Дом Харконненов – барона Владимира). Спрашивается, зачем таким уважаемым людям навоз? Оказывается продукт жизнедеятельности местных червей можно использовать как успокаивающее при кашле, так же его можно употребляться в пищу (имеет приятный аромат корицы), а в малых дозах он тонизирует организм. В немецких аптеках его можно было свободно купить до 1971 года. Но так как черви производили продукт строго в ограниченных количествах он стал дефицитом.

Все произошедшее для местного населения должно было напомнить игру в плохого и хорошего полицейского. Но что-то пошло не так, и плохой полицейский убил хорошего. Все бы ничего, но хорошего полицейского убили, и сын решил мстить за отца деду. Все события развернутся в первой книги, и судя по эпиграфам к каждой главе, завершиться все свадьбой.

Отдельно надо отметить глубокую проработанность характеров героев романа. Герцог Лето – благородный правитель, любящий и верный муж, заботливый отец, человек слова. Барон Владимир Харконнен – подлый гомосексуалист-извращенец. Для него предательство – это вопрос подходящего времени. Вовремя предать – это значит предвидеть.
Как мы видим, сложные и неординарные персонажи.

arnold-schwarzeneggerКратко рецензию на цикл подобных сюжетов дал украинский художник Лесь Подеревянский в своей двухактовой пьесе «Гамлєт, або Феномен датського кацапізму»:

Входить Зігмунд Фрейд. Його окуляри таємничо блищать в темноті.
Гамлєт (потихеньку починає тверезитись). Ітоги подвєдьом… Усюди смерть, розруха. Не буду більше пити я, хоч, правда, яка розумная цьому альтернатіва? Ех, … Данія! ****єц всім сподіванням…
Тихо грає музика… Зігмунд Фрейд підходить до Гамлєта, коле його шприцем … і уводить до божевільного дому.

Вы спросите зачем было еще писать 5 томов продолжения, три тома предисловия и так далее? Ответ прост – желание заполучить больше портретов одного дипломата, учёного и масона по совместительству.

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (9 оценок, 2,33)
Загрузка...

Умберто Эко – Имя розы / Umberto Eco – The Name of the Rose

Имя розы

Шон Конери в роли Вильяма Баскервильского

(Франция, Италия, ФРГ, 17 млн., 128 мин.)

Заглавие «Имя розы» возникло почти случайно и подошло мне, потому что роза как символическая фигура до того насыщена смыслами, что смысла у нее почти нет…
Название, как и задумано, дезориентирует читателя. Он не может предпочесть какую-то одну интерпретацию.
Желал я этого или нет, но возникла загадка. Ничего не могу объяснить, хоть и понимаю, что тут зарыт некий смысл (а может быть, несколько).
Заметки на полях «Имени розы» / Пер. с итал. Е. Костюкович. — СПб.: Симпозиум, 2005. — 96 с. — ISBN 5-89091-209-7.

Адсон (Кристиан Слэйтер)

Итак, в одном итальянском монастыре в ноябре 1397 года начали странным образом погибать монахи. Следствие поручают случайно оказавшемуся поблизости экс-инквизитору Вильяму Баскервильскому (Шон Коннери) и его юному послушнику Адсону (Кристиан Слэйтер). Не удивительно, что Вильяму не удается сразу найти убийцу (или убийц), ведь рабочее название романа, по которому снята картина, – “Аббатство преступлений”. Странное местечко, жутковатое. Сегодня, в эру компьютерной графики, безусловно, монастырь нарисовали бы более готично, но стал бы он от этого правдоподобнее? Как известно Чарли Чаплин в конкурсе на лучшее подражание походки Чарли Чаплина занял третье место. И разве бывает кинохроника правдоподобной? При просмотре хочется спросить, почему в четырнадцатом веке так темно? И потом с радостью понимаешь, тогда ведь, в средневековье, снимали на пленку, ох уж эти аналоговые технологии!

Эко специфический автор, насколько автор может быть специфичным. Не эпатажный, как Дали, не псих (не уверен что это медицинский термин) и наркоман, как Филипп Дик, просто автор, стиль которого или принимаешь или тем хуже для вас, вы выдохнитесь на первых страницах. После прочтения любого романа завязывается диалог между текстом и читателем. «Автор из него исключается». Но заинтересован ли наш автор в вас как читателях? Нисколько. Прочитав рукопись, издатель предложил подсократить первые сто страниц, показавшихся ему чересчур серьезными и скучными. Эко отказался. Потому что был убежден, что тот, кто собирается поселиться в монастыре и прожить в нем семь дней, должен сперва войти в его ритм. Если это ему не под силу — значит, ему не под силу прочитать его книгу. Такова фильтрующая функция первой сотни страниц печатной версии книги. Состоявшись как ученый, профессор Умберто написал роман потому, что ему так захотелось. «Полагаю, что это достаточное основание, чтобы сесть и начать рассказывать.book … Я начал писать в марте 1978 года. Мне хотелось отравить монаха … Яд должен был действовать постепенно, переходя с предмета на кожу рук. Письмо, где приятель сообщал, что не знает яда, подходящего к моему случаю, я уничтожил сразу же по прочтении, ибо документ такого характера, воспринятый в другом контексте, может подвести под высшую меру.»

Не удивительно, что в такое мрачное время как средневековье, у монахов периодически возникают суицидальные мысли. Не вызывает вопросов и способ самоубийства, — выброситься из окна. Странно другое, как самоубийца аккуратно после себя закрыл окно изнутри. Но мертвые монахи молчат, а живые заняты текущими заботами. И если похоже, что Вильгельму Баскервильскому все ясно, то его юному спутнику Адсону Мелькскому приходится до всего додумываться самому. А читателю и зрителю сделать свои выводы.

Оцените материал:
ПосредственноНиже среднегоНормальноХорошоОтлично (5 оценок, 4,60)
Загрузка...
1 2 3